avangard-pressa.ru

Место и функции прибавочных единиц в выходном сообщении - Иностранные языки

Результаты проведенного Р.К.Миньяр-Белоруче-вым эксперимента позволили сделать определен­ные выводы относительно места и роли прибавоч­ных единиц, появляющихся в выходном сообщении, в передаче информации, содержавшейся в исход­ном сообщении437. Если принять слоговую величи­ну текста за 100% информации и считать, что каж­дый слог несет одинаковое количество информации, то окажется, что при переводе с французского язы­ка на русский количество переданной информации составляет 72,2%. Из этой цифры следует вычесть количество искаженной информации (3,5%). Итого получаем 68,7%. Но при этом следует принять во вни­мание прибавочные слоги в выходном сообщении, которые составляют 23% от всей слоговой величи­ны исходного сообщения. С учетом информации, содержащейся в прибавочных слогах, общее коли­чество переданной информации в переводе с фран­цузского языка на русский составляет 74,4%. Для перевода с русского языка на французский — 71,9%

Может показаться, что потери информации слиш­ком велики. Однако следует иметь в виду, что слоги содержат разную по важности информацию — глав­ные смысловые члены и второстепенные. Пересчет с учетом разницы в степени важности утраченной и переданной информации показывает, что при пе-

"'Миньяр — БелоручовР. К. Последовательный перевод (Теория и методы обучения). М: Воениздат, 1969. С. 111-115.


ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 319

реводе с французского на русский передается 93% основного смыслового содержания исходного сооб­щения. При переводе с русского языка на француз­ский - 97,9%.

Прибавочные единицы в последовательном пере­воде появляются в следствие трех причин:

1) умения переводчика логически развивать мысль;

2) организации устной речи («пустые» слова:
В настоящее время необходимо, прежде всего, ши­
роко внедрять научные, так сказать, методы уп­
равления);

3) недостатков общей культуры устной речи (при­
водящих к появлению исправлений в речи: Ежед­
невно в Москве вступает в строй свыше, заселяет­
ся свыше 360 квартир).

На основе вышеизложенного молено сделать сле­дующие выводы относительно характеристик вы­ходного сообщения и самого механизма его оформ­ления в последовательном переводе:

1) Выходное сообщение в последовательном пе­
реводе оформляется на уровне продуктивной, ин­
дивидуальной речи и представляет собой монолог,
предназначенный для массовой коммуникации;

2) Выходное сообщение в последовательном пере­
воде характеризуется таким явлением, как наличие
прибавочных единиц, которые составляют в среднем
20% слоговой величины выходного сообщения;

3) Слоговая величина выходного текста не совпа­
дает со слоговой величиной исходного текста: рус­
ский текст всегда содержит большее количество
Слогов, чем, например, французский; кроме того,
сам процесс перевода имеет тенденцию повышать
слоговую величину переводного текста.

4) Длительность звучания выходного сообщения
в последовательном переводе больше длительнос­
ти звучания исходного сообщения, что является ре­
зультатом главным образом значительного сниже­
ния темпа речи при оформлении выходного сообще­
ния.

320 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ♦ ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

5) Декодирование записей и организация устной речи являются двумя главными взаимозависимыми и синхронизированными частями механизма офор­мления выходного сообщения в последовательном переводе.

СИНХРОННЫЙ ПЕРЕВОД

Профессиональный синхронный перевод— это та­кой вид устного перевода на международной конфе­ренции, который осуществляется одновременно с вос­приятием на слух (плюс иногда зрительно «с листа») предъявляемого однократно устного сообщения на ИЯ в изолирующей переводчика от аудитории кабине и в процессе которого — в экстремальных условиях дея­тельности — в любой отрезок времени перерабаты­вается информация строго ограниченного объема438.

СП как вид перевода и вид коммуникативной де-ятельности стал предметом исследований лишь в конце 60-х годов. В начале 70-х годов была экспе­риментально подтверждена синхронность процес­сов слушания и говорения в синхронном переводе, и вплотную подошли к вопросу о тех речевых и пси­холингвистических механизмах, которые способны обеспечить одновременность слушания сообщения на языке оригинала и собственно говорения пере­водчика на языке перевода в рамках единой комму­никативно-речевой деятельности, и о тех лингвис­тических особенностях СП, которые делают его воз­можным, обеспечивая сохранение инварианта.

В области изучения СП наметились следующие направления исследования439:

1) Анализ самого процесса, механизма СП, кото­рый характерен для синхронного перевода вообще, независимо от конкретной языковой комбинации;

438 Че р н о в Г. В. Основы синхронного перевода. М.; Высш. шк., 1987
С. 10.

439 Ч е р н о в Г. В. Экспериментальная проверка одной модели/'/Тетра­
ди переводчика. Вып.8. М.: Междунар. отношения, 1971. С. 57-58.

ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 321

2) Исследование содержательной информатив­
ной стороны процесса — полноты передачи инфор­
мации, принципиальных возможностей СП с точки
зрения его коммуникативной ценности;

3) Исследование языковых особенностей конк­
ретных комбинаций языков в СП;

4) Определение объективных количественных,
в том числе временных, параметров процесса;

5) Изучение самих методов экспериментального
исследования синхронного перевода.

В качестве профессионального вида деятельнос­ти СП по признаку сферы применения объединяет­ся с последовательным переводом понятием «пере­вод конференций» (conference interpretation, inter­pretation de conference, Konferenzdolmetschen). В последние десятилетия наметилась специализация в применении последовательного и синхронного пе­реводов. Если СП во все возрастающей степени ис­пользуется для многостороннего (многоязычного) международного общения, то сфера применения последовательного перевода все в большей степе-ни ограничивается обслуживанием двухсторонних встреч и конференций.

Однако отличия синхронного перевода от после­
довательного не ограничиваются только сферой при­
менения. Можно выделить следующие признаки,
величающие СП от последовательного перевода:

1) параллельность и одновременность восприя­тия речи на ПЯ в СП и раздельность во времени этих актов в последовательном переводе;

2) необходимость осуществлять перевод не толь-
ко до окончания сообщения, но и, как правило, до
завершения отдельного высказывания;

3) использование аппаратуры, изолирующей

синхрониста от других участников акта коммуника-

ции (в отличие от последовательного перевода,

в ходе которого устанавливаются межличностные

отношения переводчика и основных участников

коммуникативного акта).

322 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ♦ ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

Синхронный перевод на международной конфе­ренции организуется по определенным правилам. Существуют две схемы организации синхронного перевода на международной конференции.

Первая схема — схема прямого перевода— при­меняется в ООН и ее специализированных учреж­дениях. При этой схеме число кабин соответствует числу рабочих языков заседании или сессии. Напри­мер, при пяти официальных языках, принятых на заседаниях органов ООН, работают кабины следу­ющих языков: английского, французского, русско­го, испанского и китайского. В каждой кабине ра­ботает бригада переводчиков, которая должна обес­печить перевод со всех остальных четырех языков на языки своих кабин. Обычно в кабину назнача­ются два переводчика. Предполагается, что их об­щая комбинация языков позволит им вдвоем осуще­ствить перевод с четырех языков непосредственно на родной язык.

Вторая схема — перевод «с главным переводчи­ком», с «пилотом».При этой схеме один из языков конференции объявляется ведущим. Это значит, что число кабин всегда будем на одну меньше, чем чис­ло рабочих языков. При наличии пяти рабочих язы­ков — русского, английского, французского, немец­кого и испанского — будут задействованы всего че­тыре кабины: английская, французская, немецкая и испанская. Бригада переводчиков осуществляет перевод с русского языка на язык своей кабины, если оратор выступает по-русски, и с иностранного языка на русский, если оратор выступает на иност­ранном языке. Во втором случае три остальные ка­бины переводят на язык своей кабины не непосред-ственно речь оратора, а русский перевод его речи, который осуществляется кабиной-пилотом. Таким образом, во всех случаях, когда оратор выступает не на русском языке, осуществляется двухступен­чатый перевод. Любая из кабин в любой момент может стать «главным переводчиком».

ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 323

А.Д.Швейцер указывает следующие недостатки схемы с «главным переводчиком»: 1) Потери в объеме и точности передаваемой ин­формации. «Хотя наибольшие потери имеют место в первом звене цепочки, они сравнительно несуще­ственны, поскольку они приходятся... главным об­разом на долю избыточной информации. Лишенный значительной доли избыточной информации, текст становится гораздо более уязвимым, так как самые незначительные в процентном отношении потери могут оказаться весьма весомыми с точки зрения смыслового содержания переводимого высказыва­ния...».

2) «...Любые искажения в... переводе «главного переводчика» ... неизбежно дублируются во всех каналах».

3) «Главный переводчик» испытывает дополни­тельные трудности, как например, необходимость расчитывать собственный перевод не только на вос-приятие, но и на воспроизведение его другими пе­реводчиками, что существенно влияет на ритм и Темп работы».

4) «Особую трудность представляют собой час­тые переключения с одного вида работы на дру-гой...».

5) «Серьезные технические трудности возника-ют в связи с необходимостью быстро переключать каналы на пульте управления, особенно при обме-некраткими репликами (например, во время встреч за круглым столом » ).

Однако эти аргументы против схемы перевода с главным переводчиком» справедливы, если чис-ло рабочих языков не превышает четырех. При большем количестве рабочих языков схема пря-мого перевода затруднительна. Еще более неудоб-ной она становится, если в число рабочих языков входят языка экзотические. Трудно найти таких переводчиков. Как пишет Г.В.Чернов, «трудно представить себе, чтобы в Норвегии можно было

324 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ♦ ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

найти синхронистов, переводящих с хинди на арабский...».440

«Синхронность» в синхронном переводе

В 1963 г. З.А.Кочкина высказала сомнение отно сительно истинной синхронности или одновремен ности процессов, происходящих в синхронном пе­реводе. Она пришла к выводу, что так называемая одновременность в СП достигается путем: 1) сокра­щения сообщения, 2) более быстрого проговарива ния своего текста в сравнении с речью оратора441.

Так как возникло сомнение, нужно было установ­ление или опровержение факта синхронности двух основных наблюдаемых видов деятельности: слуша-ния и говорения. Для этого был проведен целый ряд экспериментов.

Результаты опытов Э.Поултона свидетельствуют о том, что при синхронном режиме работа испытуе­мых разбивалась на собственно синхронный режим и моменты попеременного слушания и говорения (например, использование пауз). Начисто синхрон­ную деятельность пришлось примерно 60% произ­несения442.

И.А.Зимняя и Г.В.Чернов в своем исследовании устанавливали синхронность процессов слушания речи оратора и говорения переводчика на основе сопоставления параллельной регистрации речи оратора и переводчика, записанных одновременно на магнитную ленту на двухканальном магнитофо-не во время перевода. Анализу были подвергнуть!

440 В 60-х годах на службе в ООН состоял один переводчик, работав
ший в 20 комбинациях: он переводил со всех пяти официальны4,
языков ООН на четыре европейских языка, но это был уникальный
случай

441 Ч е р н о в Г. В. Теория и практика синхронного перевода. М.: Меж-
дунар. отношения, 1978. С. 23.

442 Е р м о л о в и ч В. И. К вопросу об одновременности слушания и
говорения в процессе синхронного переводаХ/Тетради переводчика
Вып, 15. М.: Междунар. отношения, 1978. С. 84.

ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 325

материалы, полученные в эксперименте по синх­ронному переводу, проведенном в 1969 г. в МГПИИЯ им. М.Тореза с участием 11 переводчиков-синхро­нистов высшей квалификации.

При анализе материалов эксперимента сопостав­ление временных параметров проводилось на осно­ве анализа осциллографических кривых, записан­ных на шлейфовом осциллографе, обеспечиваю­щим параллельную запись звуковых кривых двух источников речи.

Анализ экспериментального материала показал:

■ время совпадающего звучания двух источни­
ков составляет в среднем около 70% времени обще­
го звучания, находясь в пределах от 51 до 82%:

■ время «чистой», одновременной паузы в звуча­
нии двух источников составляет в среднем около 7%
(от 4% до 10%);

■ реднее время паузы переводчика по отноше­
нию ко времени звучания оратора колеблется в пре­
делах от 18% до 35% (именно эти паузы часто рас­
сматриваются как единственная возможность
аккумуляции слуховой информации, как время на­
стоящего слушания).

Можно предположить, что 35% времени молча­ния переводчика достаточны для того, чтобы осу­ществить прием и осмысление речи оратора, осо­бенно если принять во внимание уровень избыточ­ности разных языков в пределах 60-70%. Таким образом, если соотнести 35% звучания речи орато-Ра, приходящиеся на паузу переводчика, с 35% ин­формативно ценной части сообщения, то можно сказать, что времени паузы достаточно для того, "Чтобы понять смысл сообщения и переводить без Прослушивания избыточных отрезков речи. Это до­пущение правомерно, если паузы переводчика при­ходятся на наиболее информативные отрезки со­общения443.

Ч е р н о в Г. В. Теория и практика синхронного перевода. М.: Меж-.. дунар.отношения, 1978. С. 24-25.

326 В.В.Сдобников, О.В.Петрова * ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

Но 35% — верхний предел разброса значения па-узации, нижний же предел составляет 18%. За это время переводчик не успевает воспринять даже са­мое информативное. А данные свидетельствуют, что даже в условиях минимальной паузации может осу­ществляться полный перевод.

Это означает, что процесс слушания совпадает по времени с процессом говорения. Косвенным свиде­тельством одновременности этих процессов являет­ся то, что переводчик передает смысл высказыва­ния оратора, которое по времени звучания в 70% случаев совпадало со звучанием самого переводчи­ка с некоторым отставанием во времени. Следова­тельно, если смысл высказывания оратора был по­нят переводчиком в то время, когда переводчик сам говорил, то процесс слушания и говорения могут протекать одновременно.

Следует отметить, что важным условием синхрон­ности разных речевых действий — говорения и слу­шания — является общность предметного содержа­ния воспринимаемого на слух текста и порождаемого переводчиком текста. Результаты экспериментов явно указывают на то, что эффективное совмещение слу­шания и говорения возможно только в случае, если оно происходит в рамках одного вида деятельности (тако­го, как СП или повторение), имеющего общее для слу­шания и говорения предметное содержание. В случае же, когда слушание и говорение не объединены еди­ным предметным содержанием и являются самостоя­тельными видами речевой деятельности, эффектив­ность такого совмещения не велика444.

Условия экстремальности СП

Синхронный перевод — это вид перевода, осу­ществляемый в условиях экстремальности, то есть

444 Е р м о л о в и ч В. И. К вопросу об одновременности слушания " говорения в процессе синхронного перевода/'/Тетради переводчика Вып. 15. М.: Междунар. отношения, 1978. С. 93.


ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 327

при наличии акустических и семантических помех и слушанию и говорению синхрониста, при остром дефиците времени, при заданном извне темпе дея­тельности и, как правило, в неравных условиях по-рождения речи на ИЯ и порождения речи на ПЯ. Рассмотрим более подробно каждый из факторов экстремальности СП. Дефицит времени

Осуществление синхронного перевода в услови- ях дефицита времени означает более высокий, чем в других видах перевода, темп преобразования со­общения на ИЯ в сообщение на ПЯ. Дефицит в'ремени рассматривается как фактор экстремальности в силу того, что существуют пре­делы человеческой способности перерабатывать информацию в единицу времени. Любая переработ­ка сенсорной информации связана с прохождени­ем импульсов по нейронам, что требует определен­ного времени. В единицу времени человеческий мозг способен переработать от 25 до 100 бит информа­ции в секунду.

Так, при среднем темпе речи в 120 слов в минуту и среднем объеме машинописной страницы на англий-ском языке в 400 слов синхронный переводчик будет перерабатывать примерно от 5000 до 20000 бит ин-

формации на страницу текста; страница прочитыва­ется темпом в 3,3 минуты, или около 200 секунд. Это дает предельное количество информации, которое любой человек способен переработать за это время. Заданность темпа деятельности извне. Этот параметр экстремальности, казалось бы, очевиден из анализа синхронности и средних дан­ных отставания речи переводчика от речи оратора. Однако тот факт, что отставание варьирует в весь­ма значительных пределах (зарегистрирован раз­брос от 200 мсек до 10-15 сек. — разница в 75 раз!) ставит под сомнение утверждение о жесткой задан-Ности темпа деятельности, осуществляемой синхро­нистом.

328 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ♦ ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

Вместе с тем различие в отставании в разные мо­менты перевода не отражается на основном факте, именно: у каждого переводчика есть крайний пре­дел возможного отставания, зависящий от емкости оперативной памяти и от применяемой им стратегии умственных действий. Этот предел не превышает некоторую крайнюю величину. Таким образом, есть верхняя граница отставания перевода от оригинала.

Установлено, что скорость переработки инфор­мации в условиях синхронного перевода лучше все­го приспособлена к средним темпам устной моно­логической речи на ИЯ, и составляет величину по­рядка 120 слов в минуту. Также установлено, что существует явление «сопротивления» переводчика навязываемому извне темпу переработки материа­ла. Это сопротивление выражается в относитель­ном постоянстве темпа речи переводчика по срав­нению с темпом речи оратора. Как пишет А.Ф.Ши­ряев, «переводчики выдерживают некоторый, по-видимому, оптимальный для себя темп речи на языке перевода... Темп речи переводчиков распо­лагается в относительно узком среднем диапазоне и при повышении темпа речи ораторов повышает­ся, не выходя за пределы этого диапазона...»445. Со­гласно проведенным исследованиям, если темп речи оратора меняется в значительных пределах (от 102 до 170 слов в минуту), то темп речи переводчика ра­стет значительно медленнее (от 89 до 130 слов в ми­нуту) . Отношение темпа речи на ПЯ к темпу речи на ИЯ составляет от 87% до 71%. Причем, высший отно­сительный показатель — 87% — достигается при оптимальном темпе речи оратора в 120 слов в мину­ту, а при повышении темпа ораторской речи до 170 слов в минуту переводчик, как бы «сопротивля­ясь» росту темпа перевода, снижает относительный темп своей речи до 71% от темпа оригинала446.

445 Ч е р н о в Г. В. Основы синхронного перевода. М: Высш. шк., 1987
С. 46.

446 Там же. С. 46-47.

I!

ЧАСТЬ V. Основы специальных теорий перевода 329

Спонтанная речь синхрониста в условиях чтения текста оратором — третий фактор экстремальнос­ти синхронного перевода. Когда оратор зачитывает свою речь на трибуне, эта дополнительная труд­ность синхронного перевода субъективно ощуща­ется синхронистом прежде всего как высокий темп речи оратора, как своего рода фатальная «машино-образная» неумолимость темпа развития такого со­общения.

Однако исследования показывают, что повышен­ный темп речи только кажущийся, это не объектив­ный факт. Впечатление повышенного темпа созда­ется за счет особенностей паузации зачитываемой с трибуны речи по сравнению с речью, порождае­мой спонтанно.

Существуют разные виды пауз: синтаксическая пауза (при переходе к новому распространенному члену предложения, к новому предложению или к придаточному); пауза, связанная с колебаниями в процессе речепроизводства — пауза хезитации (по­иск слова или синтаксической конструкции, т.е. этот вид пауз связан с механизмом программирования высказывания); физиологическая (дыхательная) па­уза. Установлено, что при беглой речи у людей на­блюдается тенденция вдыхать на синтаксических стыках; при неторопливой речи они проявляют тен­денцию не дышать в моменты хезитации. Это озна­чает интеграцию ритма дыхания с деятельностью по планированию предложения: если не знаешь, что собираешься сказать, то не сможешь планировать свое дыхание так, чтобы оно совпало с твоей речью.

Согласно К.Дежан, речь, зачитываемая орато­ром, паузируется иначе, нежели речь импровизиру­емая. При чтении отрезок речи от паузы до паузы составляет более 7 слов, зарегистрированы отрез­ки в 18 и даже 23 слова, тогда как в речи, порождае­мой на трибуне, отрезки были менее 7 слов при мак­симуме в 9 слов447. Более редкая паузация создает

"'Там же. С. 48.

330 В.В.Сдобников, О.В.Петрова ♦ ТЕОРИЯ ПЕРЕВОДА

впечатление повышенного темпа речи, хотя на са­мом деле он может не отличаться от темпа импрови­зированной речи.